15.06.2018 | Новости
«Газпром» лишил аресты основания. Апелляция приостановила исполнение решения Стокгольмского арбитража. Комментарий партнера BGP Litigation Александра Ванеева для газеты «Коммерсант»

В «Газпроме» считают, что приказ апелляции о приостановке исполнения решения Стокгольмского арбитража по взысканию с «Газпрома» $2,6 млрд в пользу НАК «Нафтогаз Украины» снимает риск ареста активов российской монополии за рубежом. Юристы уточняют, что украинская компания не сможет реализовать замороженные активы, а ее шансы добиться новых арестов снижаются, хотя и не до нуля. В «Нафтогазе» же рассчитывают добиться отмены приказа апелляции.

Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) удовлетворил ходатайство «Газпрома» о приостановлении взыскания с него $2,6 млрд по спору с «Нафтогазом», сообщила 14 июня российская компания. По мнению «Газпрома», это лишает «Нафтогаз» оснований для попыток ареста активов за рубежом, а также позволяет обжаловать уже наложенные аресты на акции проектных компаний «Северного потока» в Швейцарии и Нидерландах — Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG.

О том, что «Газпром» собирается обжаловать февральское решение Стокгольмского арбитража, присудившего «Нафтогазу» $2,6 млрд, “Ъ” сообщал в конце мая. В своем ходатайстве в апелляционный суд «Газпром» упирал на то, что до рассмотрения его жалобы по существу украинская компания не вправе начать принудительное взыскание долга. Также «Газпром» сейчас добивается отмены решений по контрактам на поставку и транзит газа в апелляционном суде Швеции, одновременно расторгая эти контракты в Стокгольмском арбитраже.

Управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков отмечает, что уже наложенные аресты на имущество ответчика автоматически не отменяются, если об этом прямо не говорится в приказе апелляции. «Цель арестов — сохранить status quo в рамках процедуры исполнения, и приостановление исполнения еще не означает, что ограничения, необходимые для сохранения имущества, должны быть сняты»,— соглашается партнер юрфирмы BGP Litigation Александр Ванеев.

«Для снятия ограничений с имущества в Швейцарии и Голландии "Газпрому" нужно обратиться в суды этих стран с ходатайством об отмене наложения ареста, в котором он может среди прочего ссылаться на приостановление исполнения. Но надо учитывать, что это не служит однозначным основанием для снятия ареста, а просто является дополнительным аргументом, поэтому местные суды могут как удовлетворить такое заявление, так и отказать в нем»,— поясняет господин Кульков. По мнению Максима Кулькова, приказ апелляции снижает шансы «Нафтогаза» наложить новые аресты на имущество «Газпрома».

Александр Ванеев отмечает, что приостановление исполнения — это невозможность продолжения действий по фактическому взысканию задолженности и «его можно использовать как аргумент для предотвращения новых арестов, коль скоро они являются действиями по исполнению решения».

Впрочем, партнер юридической фирмы Mansors Роман Зыков обращает внимание, что арест не является фактическим исполнением решения. Это лишь обеспечительная мера, поэтому приостановление исполнения не гарантирует, что активы «Газпрома» не могут быть арестованы в дальнейшем. «Но арестовать не значит реализовать, и даже если "Нафтогаз" сможет заморозить активы, обратить на них взыскание нельзя, пока действует приказ о приостановлении»,— подчеркивает господин Зыков.

«Нафтогаз» собирается в ближайшее время подать в шведский суд «развернутые пояснения и контраргументы» и рассчитывает на то, что приказ апелляции будет отменен, передало агентство УНИАН со ссылкой на украинскую компанию. Там уверяют, что суд принял решение о приостановлении исполнения решения арбитража без вызова представителей «Нафтогаза».

По словам Романа Зыкова, в таких случаях суд предоставляет стороне право изложить свои доводы против приостановления, что дает некоторые шансы на отмену приказа. Однако, уточняет юрист, если есть вероятность отмены решения арбитража и при продолжении его исполнения ответчику может быть нанесен вред, то суд скорее предпочтет приостановить исполнение.